Мой тренинг

Организация «Мастерская пресс-релизов» размещена на сайте по адресу
http://smartafisha.ru/rostov-na-donu/organization/masterskaya-press-relizov

вторник, 11 декабря 2012 г.

Эссе. Журналисты – в роли ранних христиан…


В первые века христианства на обширных территориях Римской империи власти и общество относились к новой религии весьма недружелюбно. Христиан скармливали львам, с них сдирали кожу, подвергали всевозможным гонениям и унижениям. Сегодня та же участь зачастую постигает журналистов – как сообщество, как профессиональный клан, как людей определенного образа мысли. Они, мягко скажем, раздражают и власть, и церковь, и – похоже – общество…

 
Слово пастыря

Как сообщил 11 декабря официальный сайт отдела внешних церковных связей Русской Православной Церкви (публикация «Митрополит Иларион: Чтобы пресса не превращалась в королевство кривых зеркал, нужны определенные этические правила внутри журналистского сообщества»), днем ранее «в Южном федеральном университете (Ростов-на-Дону) состоялась встреча председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополита Волоколамского Илариона со студентами факультета филологии и журналистики и представителями молодежного актива ведущего вуза юга России».

Искренне сожалею о том, что не присутствовал на этой встрече. Не знал о ней. И дискутировать приходится заочно…

К слову, я – православный христианин. Не по моде, а по убеждению. Как журналист и блоггер охотно пишу о добрых делах РПЦ и строительстве храмов. В том числе – на этом ресурсе.

Но названная публикация повергла меня – журналиста по профессии и образу жизни – в состояние тягостной грусти. Грусти от того, что такие выступления, на мой взгляд, совершенно не способствуют укреплению взаимопонимания между РПЦ и журналистским сообществом.

Здравица или тризна?

Начал высокопоставленный священнослужитель, что называется, «за здравие»: «Думаю, совершенно правы те, кто призывает к принятию специального закона о защите журналистов. Конечно, создать полную безопасность, полный комфорт для журналистов будет очень трудно – хотя бы потому, что представителям СМИ приходится бывать в «горячих точках» нашей планеты. Поэтому всякий журналист, который серьезно относится к своему делу, находится в зоне риска. И вы должны понимать, что профессия, которую вы избрали, – рискованная, сопряженная с риском для жизни, с постоянным напряжением умственных и физических сил».

А дальше, очевидно, речь пошла о том, что наболело. Об обидах, о больном. И тут логика выступающего начала выдавать такие «зигзаги», что впору задуматься о том, а не лукавил ли он? И, если он действительно верит в то, о чем говорил, то насколько он вообще в курсе «правил игры» на современном медийном пространстве России?

«Но я хотел бы коснуться еще одного очень важного аспекта этой профессии. Полагаю, что необходим не только закон о защите журналистов, но и закон о защите общества от журналистов. К сожалению, очень часто люди, работающие в средствах массовой информации, бессознательно, но чаще, к сожалению, сознательно представляют обществу не ту картину, которую они видят своими глазами, а изображают то, на что они получили заказ. Порой этот заказ имеет материальную составляющую, и журналист пишет так или иначе, потому что ему за это заплатили, а бывает и так, что под влиянием какие-то идеологических парадигм или собственных взглядов и убеждений он пытается выдать желаемое за действительное и рисует картину, которая не соответствует реальности.

Читая журнальные и газетные статьи, а также публикации в интернете, мне очень часто приходилось замечать, что иной раз авторы этих материалов, в том числе профессиональные журналисты, совершенно сознательно искажают действительность, чтобы представить обществу ту или иную заведомо тенденциозную картину. Сегодня наша пресса очень часто напоминает королевство кривых зеркал: процессы, происходящие в реальности, замалчивают, на них не обращают внимания, зато раздувают до гипертрофированных размеров процессы, не имеющие реальной значимости для общества, или же вообще пишут о том, чего не было вовсе».

Коротко, по существу

Следуя логике первого предложения приведенной выше пространной цитаты, если закон о защите журналистов и принимать, то только в «пакете» с законом о защите общества от журналистов!.. Тогда совершенно четко нужно принимать законы о защите общества от полиции, от прокурорских работников, от военнослужащих, от представителей спецслужб и т.д. Иными словами, защите ото всех, кто – в силу своих профессиональных особенностей – подвергается большему риску, нежели среднестатистический россиянин, и кого государство готово (в силу тех же профессиональных навыков и рисков) оберегать более тщательно.

Кстати, в Советском Союзе журналисты пользовались определенными привилегиями, т.к. государство понимало «цену» журналистского слова. В профессию не пускали «кого попало», но тех, кто в ней работал, стимулировали и морально, и материально (в некоторые периоды – квартирой в первые три года работы, причем – с отдельным кабинетом, как творческому работнику)!

Сегодня же – для сравнения – большинство российских журналистов лишено даже права на ипотеку, т.к. банки относят профессию к разряду наиболее рисковых и ненадежных, почему и отказывают в кредитах. Да и сам журналист настолько не уверен в своем «завтрашнем дне», что в 99% случаев не рискнет накинуть на шею долгосрочный кредитный хомут – его могут уволить в любую минуту!

В начале 1990-х журналистов и журналистику отпустили на вольные хлеба и сказали: «кормитесь, как сумеете». Государственная информационная политика практически отсутствует (даже национальную идею, принятую большинством россиян, мы как-то 20 лет «родить» не способны), поэтому и «проводники», «проповедники», светские «миссионеры» этой самой идеи (журналисты) государством и обществом не востребованы.

Уважаемый митрополит, наверняка, не в курсе, что квалифицированному журналисту в той же Ростовской области, еще точнее – в городе Ростове-на-Дону, в котируемых и читаемых деловых изданиях предлагают заработную плату в размере 15-20 тысяч рублей в месяц (вместе с гонорарами). При прожиточном минимуме по области – в шесть тысяч. А водителю грузовика – 45 т.р., водителю «маршрутки» – от 30 т.р. Т.е. журналистский труд оценивается на уровне дворника или уборщицы, а квалификация, стаж работы и прочее не стоят ничего.

И в этих условиях глубокоуважаемый отче требует, чтобы журналисты исполняли не поденную работу, угодную работодателю (практически – рабовладельцу), а несли некую миссию и духовный свет в общество? По меньшей мере, это наивно.

Журналистика давно утратила когда-то присущую ей «миссионерскую» и просветительскую направленность. Она не пропагандирует, не агитирует, не организует, не сеет «разумное, доброе, вечное». Она, в подавляющем большинстве, «штампует» информацию по четким рыночным законам: что востребовано, то и производим. Ведь редакционную политику определяет не журналист, а редактор и издатель (владелец радиостудии, телеканала, интернет-ресурса).

Поэтому к журналисту предъявляются почти те же самые требования, что к диктофону или фотоаппарату: зафиксировать удачные высказывания и выражения лица «нужных людей», выпукло показать их «божественность» и «величие», а остальное – залить черно-серым…

Думаете, почему так много журналистов спивается???

О сферах ответственности

С учетом вышесказанного, извините, совсем непрофессионально звучит со стороны церкви обвинение в том, что журналисты искажают действительность, что именно они  несут обществу бездуховность. Журналисты дают обществу то, что обществом востребовано, что общество охотно покупает. Со времен гладиаторского Рима изменилось немногое: общество все также требует хлеба и зрелищ. А за духовную составляющую этого общества ответственность несут религия, образование и культура.

Первая, как известно, у нас отделена от государства и функционирует как совершенно самостоятельный институт (про вторую и третью отрасль, как про покойных, - либо хорошо, либо ничего). У которого, к слову, есть собственные печатные, телевизионные и интернет-СМИ.

И, уж кого-кого, но не Русскую Православную Церковь нам, мирянам, учить умению проповедовать в самых жестких и жестоких условиях – она за более чем тысячелетнюю историю много тяжелых эпох пережила и опыт накопила достойнейший. Поэтому, если миряне не слышат РПЦ, не желают идти за нею по пути духовного просветления и очищения, то светского проповедника – журналиста – слушать и подавно не станут. Его не воспринимают как пастыря, он – поставщик «жвачки».

Очень горькие вещи

Уважаемый митрополит посетовал, что гибель множества христиан в странах Ближнего Востока, где распоясалась «арабская весна», не трогает отечественных журналистов и не вызывает шквала гневных публикаций. Извините! Мы – рядовые российские журналисты – туда не ездим! Мы об этом ничего не знаем! Да и в нашем светском государстве мы скорее напишем: «в городе таком-то погибло столько-то мирных жителей», не разделяя их на христиан, мусульман, иудеев или буддистов. Для освещения проблем «геноцида» христиан в этих странах существует христианская журналистика, с которой светская тесно сотрудничает, но не обязана ее подменять!

Читаю очередную цитату, и плакать хочется: «Возможно, мои рассуждения о журналистском сообществе покажутся слишком резкими, но я говорю так потому, что многократно встречаюсь с этой проблемой в своей публичной деятельности и понимаю, что если проблема не будет решена, мы не сможем решить и основные проблемы нашего общества. Журналисты принадлежат к той узкой прослойке населения, которая непосредственно влияет на общественное мнение и зачастую его формирует».

Искренне уважаю сан и жизненный опыт митрополита, но не могу промолчать: у нас нет этой прослойки! Она нивелирована, почти уничтожена. Журналистов на протяжении полутора, если не двух десятков лет ставят в такие условия, когда они должны поступаться либо совестью, либо работой и связанными с нею заработками. Совестливые, искренние, наиболее профессиональные журналисты, способные выполнять некую духовную миссию, в огромном количестве уходят из профессии (как учителя, как инженеры и многие другие). Насовсем. Либо – «куда-то рядом» – в преподавание, в блогерство, в интернет. Остаются функционеры от журналистики, которым слово «духовность» очень мало о чем говорит.

Поэтому один из выводов, к которым приходит высокопоставленный священнослужитель, мне кажется несколько наивным: «Для того, чтобы наша пресса не превращалась в королевство кривых зеркал и люди, взяв в руки газету или включив телевизор, могли получить объективные и адекватные знания о происходящих процессах, о реальности, которая их окружает, должны существовать определенные этические правила внутри журналистского сообщества. Необходим некий общественный консенсус вокруг профессии журналиста, нужны нормы, которые обеспечивают право людей на получение объективной информации и защищают людей, если информация о них дается необъективно».

Наивным потому, что люди имеют право выбора – какую именно газету взять в руки, какой телеканал включить и т.д. Это – их осознанный выбор. И беда не журналистики, а общества, что люди предпочитают не самосовершенствование, а боевики, скандалы и прочую «чернуху». Вдвойне наивным – потому, что некие «этические правила» внутри современного журналистского сообщества давно сформированы, но они мало что общего имеют с христианскими заповедями, они ближе к «закону джунглей». И втройне наивным – т.к. формирование общественного мнения сегодня идет не однонаправлено – через СМИ, журналистов, - а по множеству разнонаправленных каналов.

Среди последних – и СМИ, и Интернет, и сфера занятости человека, и его круг общения, и религия, и информационный перегрев. А делать далеко идущие выводы о профессии по тем или иным частным случаям – на мой взгляд – уводить в ту самую Страну кривых зеркал, против которой так ратует пастырь… Журналисты в России сегодня, как ранние христиане: либо служат общепринятым «богам», либо – гонимы. Спасибо за очередной камень в спину!
Алексей Гриценко

Похожие публикации:



Комментариев нет:

Отправка комментария

Архив блога

Общее·количество·просмотров·страницы